За ўратаваньне Мэмарыялу - В Куропатах появился памятный знак убитым жителям Литвы, Латвии и Эстонии | kurapaty.info

В Куропатах появился памятный знак убитым жителям Литвы, Латвии и Эстонии

Четверг, 18 Июнь 2015. Гражданский трибунал, Новости

Что связывает посла Эстонии и бывшего зэка лагерей Мордовии? Почему байкеры из Польши по пути в Катынь заезжают в Куропаты, и как черные копатели "помогли" найти яму с прибалтийской обувью?

Память расстрелянных жителей Литвы, Латвии и Эстонии почтили в Куропатах иностранные дипломаты 15 июня - в день 75-летия начала советской оккупации Прибалтики. На открытие памятной доски на кресте в урочище приехали послы Латвии и Эстонии - Михаилс Попковс и Майт Мартинсон, а также атташе по культуре посольства Литвы Кристина Паконице. Они возложили цветы к месту массового захоронения их сограждан.

Инициаторами мероприятия выступили отделение Международного общества "Мемориал" в Беларуси и гражданская инициатива "За спасение мемориала Куропаты". Табличку на крест над ямой запланировали установить еще в начале 2015 года, но решили приурочить это к трагической дате в истории стран Балтии, сообщили организаторы.

kuropaty 4

Священник Беларусской автокефальной православной церкви Леонид Акалович прочел молитву за жертв Куропат и затем освятил крест с табличкой над захоронением жителей стран Балтии.

kuropaty 10

Посол Эстонии в Республике Беларусь Майт Мартинсон: - 14 июня 1941 года - это очень скорбная дата для балтийских семей (число которых я даже не могу назвать), которые потеряли кого-то. И это огромная рана, оставленная внутри народного созания, поскольку приехали, забрали и все… Больше про этих людей никто ничего не слышал.

41-й и 49-й годы - две знаменательные вехи для семей стран Балтии. Тогда заибрали десятки тысяч людей, а началось все сразу после ввода советских войск в 1940 году.

Куропаты - это не Сибирь, это совсем рядом. Кто знает, кто здесь лежит? Может, и мои близкие. Я не видел своих дедов, их репрессировали. Не знаю, где они покоятся. В Эстонии история многих семей связана с репрессиями.

Я пока не могу озвучить конкретные планы помощи организациям, которые установили памятный знак расстрелянным НВКД жителям стран Балтии. Почва Беларуси напитана кровью и, конечно, нам хочется по возможности чем-то помочь и задействовать свои силы для мемориала. Думаю, что мы с коллегами из Литвы и Латвии наверняка обсудим вопрос благоустройства территории рядом с памятным местом и найдем общий подход к его решению.

Я надеюсь, что все-таки тяжелые времена позади, но мы должны помнить о них, это касается всех стран в нашем регионе. Не должны повториться те жуткие страдания, которые случились на этой земле.

Историк, самый авторитетный в Беларуси исследователь сталинских репрессий Игорь Кузнецов:

kuropaty 7

- Это захоронение было обнаружено в апреле 2009 года. При этом ни в ходе первой, ни в ходе второй эксгумаций, которые проводились в 88-м и в 98-м, никаких признаков нахождения здесь жителей Прибалтики не было. А были идентифицированы останки жителей так называемых восточных областей Беларуси.

И когда черные копатели волей-неволей "помогли" эти останки найти, оказалось, что в данном захоронении находится обувь производства стран Балтии и несколько пар - Германии. Вещественные доказательства говорят о том, что в яме - жители не Западной Беларуси, а Восточной Европы.

В 2009 году останки перезахоронили. Предварительно их эксгумировали в УВД Миноблисполкома и, как всегда, была обтекаемая формулировка: останки второй половины 30-х годов, кто совершил убийство - установить невозможно, и кто там находится - тоже. Поэтому в память о тех, кто 75 лет назад оказался здесь, на нашей беларусской земле, мы установили эту табличку.

Кто они? Литовцы, латыши, эстонцы - абсолютно неважно. И когда возникает дискуссия о том, есть ли у нас документы и доказательства, я говорю: "Не волнуйтесь! Мы уже никогда не узнаем, ни кто где лежит, ни как их звали". Потому что документы были уничтожены. Но это не означает, что мы должны избавиться от памяти только по принципу "нет документов - нет проблемы".

Диссидент, который родился в лагерном поселке на Колыме, а в молодости десять лет отсидел в лагерях Мордовии за антисоветскую деятельность, Сергей Ханженков:

kuropaty 11

- Я родился и вырос на Колыме, в семье заключенных. В детстве мы с ребятами часто находили такие вот захоронения, как здесь - ямы с костями, без крестов и обозначений. Мы знали, что идет строительство Колымской трассы, и кто умирал, там их прямо и закапывали. Это было мое первое знакомство с такими ямами.

Потом были мордовские лагеря, где я как раз встречался и с литовцами, и с латышами, и с эстонцами, и с украинцами. Можно сказать, что я всегда был в этой теме. После лагеря, в составе "Мемориала", я занимался Соловками и Беломорканалом. Там уже были сплошные расстрелы, места захоронений. А Беларусь как-то отставала в этом плане: везде ставили памятники, знаки на государственном уровне, а у нас мемориал создавал сам народ. То есть, люди приходят на Куропаты, ставят кресты. И никакого памятника от государства.

Поэтому то, чем мы сейчас занимаемся, очень важно. Вот, здесь - Балтия, здесь - поляки… Но все равно у меня есть надежда на то, что когда-нибудь здесь все будет сделано по-настоящему. Как сказал Игорь Николаевич Кузнецов, этим должно заниматься государство (не то, которое сейчас у нас). Тогда это все будет настоящем. А пока то, что мы видим в Куропатах, временно.

Конечно, представители стран Балтии займутся своими, что лежат здесь. Есть пример Катыни. Поляки-байкеры, которые ездят в Катынь, сюда заезжают тоже. Центральная аллея куропатского леса после их визита была вся уставлена польскими флагами. То есть, традиция, преемственность есть. И уж, конечно, из стран Балтии сюда тоже будут приезжать.

Сегодняшнее мероприятие проходит хорошо, а то, что мало людей - мы к этому уже привыкли. Это безразличие народа, общая беда.

Председатель Совета отделения "Мемориал" в Беларуси Владимир Романовский:

kuropaty 13

- Здесь присутствуют два посла - Латвии и Эстонии. От посольства Литвы приехал руководитель отдела культуры. Мы были на приеме в литовском посольстве по поводу посещения мероприятия, и посол нам выказал великое сожаление, что физически не сможет присутствовать в Куропатах, но всячески поддерживает нашу инициативу. Он пообещал поставить в известность общественные структуры своей страны, чтобы они тоже приняли участие в установке мемориальных знаков. Мы это только приветствуем, потому что, к сожалению, есть некоторое упущение со стороны литовцев, по моему мнению. Куропаты - интернациональное захоронение и самое крупное времен сталинских репрессий на территории Европы. По своей площади и по количеству загубленных людей оно превышает Бутово в Москве и Быковню в Киеве вместе взятые. Здесь 30 гектаров, там - вдвое меньше. Но на фоне того, как обустроены такого рода названные мемориалы, наше - это просто позор.

Сколько мы не призываем Министерство культуры принять меры по благоустройству Куропат, все остается на плечах волонтеров. Уборка мест, установка крестов - меня это немного шокирует своей бессистемностью. Все это без обозначений. С 2007 года мы поставили задачу: здесь должна производится персонификация, чтобы было понятно, что это за "крыж", кому он посвящен. Вон, около "Бульбаш-холла" стоит крыж, посвященный тем, кто был расстрелян 29 октября 1937 года. Какие-то именные "крыжы" появляются на уровне отдельных людей - кто-то приезжает сюда и считает своим долгом отметить память своего родного человека, который предположительно лежит здесь.

Здесь лежат люди фактически из каждого района Беларуси. Мы давно призываем районы приехать и поставить памятники. У них же есть Книги Памяти, где указано, кого арестовали и куда увезли. Куда увезли? Да в Минск! И расстреляли здесь.

Ведь почему Куропаты - самое крупнейшее захоронение сталинских времен? Да потому что везли со всей Беларуси и даже, как мы видим, из Прибалтики. А Бутово и Быковня - местного значения. Куропаты же были "сборником" массового уничтожения.

Что касается поддержки со стороны посольств стран Балтии, то такие пожелания есть, по крайней мере, со стороны литовского. Особое внимание они уделяют вниманию местам по северу, когда в 1940-1941 годах вывозили из Каунаса людей, потому что их там расстреливали по дороге.

Вообще, мне кажется, сейчас начался возврат к историческому прошлому - в силу ли необычайной агрессии России в Украине, не знаю. Но это возвращает людей к тому, что все может повториться опять. Мне лично асболютно понятно, что к власти пришла чекистская система.

Координатор гражданской инициативы "За спасение мемориала Куропаты" Анна Шапутько:

kuropaty 13 1

- Послы стран Балтии сразу откликнулись на приглашение поучастовать в открытии знака в день советской оккупации Литвы, Латвии и Эстонии. Надеюсь, что сотрудничество посольств и нашей иницитивы состоится. Сегодняшнее выступление представителя посольства Литвы свидетельствует о том, что он полностью понимает и стремится поддерживать гражданские инициативы. Конечно, такое место как Куропаты, где мы сейчас стоим, - это "заняпад". И оно должно быть приведено в порядок и содержатся достойным образом.

Мемориал первой категории международного значения должен быть не просто на словах, а соответствовать этому уровню на самом деле. Это мы еще подготовили проход к кресту для установления памятного знака, расчистили заросли… Кроме расчистки, конечно, здесь надо будет приложить усилия для соответствующей мемориализации места. Это огромная работа. Мы знаем Катынь, так вот надо поддерживать Куропаты вот таким образом.

Что касается значимости этого креста с памятной табличкой, то, я считаю, он имеет огромное значение. В книге Георгия Тарнавского о куропатском криминальном деле написано, что здесь стреляли людей разных национальностей. Они сидели в тюрьмах на территории Беларуси, и судьба их была такой же, как и у беларусов. И даже еще жестче. Потому что все они обвинялись в шпионаже, и у них просто не было шансов остаться в живых.

Очень много одежды и обуви из вскрытых могил было сделано не в Беларуси. В захоронении непосредственно под этим крестом была прибалтийская обувь. В других ямах были найдены и вещи других народов. Все это есть в книге Тарнавского.

И было бы наивно думать, что в Куропатах расстреливали только беларусов. Не нужно отрицать момент того, что это международный мемориал. Здесь лежат люди из разных стран бывшего СССР. Конечно, в первую очередь, из ближайших к нам стран - Литвы, Латвии, Эстонии, Польши и Украины. Так же, как и в Катыни лежат беларусы. Не секрет, что в Смоленской области захоронен наш Максим Горецкий.

Почему-то память убитых беларусов в России увековечивают, а в Беларуси почему-то боятся увековечить память расстрелянных здесь людей других национальностей. Это страшная история коммунистической партии, ее наследие, и, на мой взгляд, все это может повториться.

После 2010 года мы говорили о том, что это "близко-близко", а после Украины говорим, что фактически оно уже тут… Просто в голове не укладывается, что в мирное время убивают людей. Ощущение беззакония приводит к репрессиям. И эти вседозволенность и безнаказанность с каждым годом все усиливаются, как мы видим. И у нас, и в России власти принимают законы, которые могут привести к аналогу сталинских репрессий.

К сожалению, общество не изменилось. Страшные убийства на Украине - тому свидетельство. Я не имею ввиду военные действия, я говорю про убийства мирных жителей и активистов.

Елена Борель, ЕвроБеларусь

Дополнительная информация