За ўратаваньне Мэмарыялу - Игорь Кузнецов: В Куропатах не найдут останков польских офицеров!

Игорь Кузнецов: В Куропатах не найдут останков польских офицеров!

Вторник, 11 Август 2015. Новости

Поляков в Беларуси заманивают в ловушку под маркой сотрудничества с ЕС. Могильные ямы в урочище, где могли бы лежать останки убитых в 1940 году польских офицеров, давно пустуют.

Кадр из фильма Анджея Вайды

Портал , что министр культуры Беларуси заблокировал установку мемориального знака жертвам сталинизма в Минске, и пытались понять мотивы действий высокопоставленного сына репрессированного отца. На фоне этого табу официальные переговоры беларусских властей с польской стороной о подготовке третьей эксгумации в поисках Беларусского катынского списка выглядят более чем странно.

Об инициативе Польши и цинизме переговоров госструктур Службе информации "ЕвроБеларуси" рассказывает самый авторитетный исследователь сталинских репрессий в стране, кандидат исторических наук Игорь Кузнецов.

- Известно, что установка памятного знака жертвам сталинских репрессий в Минске заблокирована. И здесь начинается следующая история, о которой я хочу рассказать. Идет подготовка к третьей эксгумации по поводу Беларусского катынского списка по инициативе Польши. Надо отдать должное польской стороне с ее настойчивостью (что абсолютно правильно) в поиске могил для увековечивания памяти своих погибших - создания мемориалов. Но насколько же велик цинизм переговоров польских и наших госструктур, ведь память о репрессированных гражданах Беларуси полностью игнорируется!

При этом в условиях потепления отношений в Евросоюзом сейчас допускается и какое-то сотрудничество. Но, как сказал Лукашенко еще в 2013 году на пресс-конференции: платите деньги, и мы проведем эксгумацию в Куропатах.

Переговоры с польской стороной идут на протяжении двух лет в абсолютно закрытом формате. По информации, которую мы получили из открытых источников, Владимир Макей встречался с Радославом Сикорским в Варшаве 28 августа 2014 года. На позапрошлой неделе (уже во второй раз) в Беларусь приезжал секретарь Рады (Совета охраны памяти борьбы и мученичества, Варшава. - ЕвроБеларусь), которая занимается Катынью, Анджей Кунерт. В Куропатах были и директор Музея истории Польши Роберт Костра, и замминистра иностранных дел Польши Томаш Орловский - польская сторона настойчиво решает с нашей властью этот вопрос.

И мне совершенно непонятно, что ни с одним (!) из беларусских специалистов, которые проводили эксгумацию в Куропатах (и первую - в 1988 году, и вторую - в 1997-1998 годах, Военной прокуратурой), ни с одним археологом они не удосужились побеседовать. Даже с точки зрения целесообразности проведения третьей эксгумации.

По моему мнению, это будет самый губительный шаг, который, вроде бы, делается в нужном направлении, но поляков просто заманивают в ловушку. Зачем? Наши власти знают о том, что если и были в Куропатах останки расстрелянных в 1940 году польских офицеров, то их там уже нет. Их уничтожили в предыдущие годы.

Именно поэтому с такой легкостью власти на фоне полного непризнания проблемы репрессий идут навстречу польской стороне в подготовке эксгумации. Этот вопрос еще до конца не решен, но, судя по уже прошедшим переговорам и недавнему заявлению посла Польши, опубликованном в газете "Новы Час", эксгумацию проведут. Об этом уже поставлены в известность главы католической и православных церквей Беларуси, и с их стороны никаких возражений не поступило. Но ведь ни Тадеуш Кондрусевич, ни митрополит Павел, насколько я знаю, ни разу не были в Куропатах, так о каких "возражениях" может идти речь?

Меня настораживает, что все происходит в закрытом формате, тайно. Вопрос в скором времени негласно разрешится. И получится так, что в Куропатах тихо проведут эксгумацию, а ведь нужно вскрыть оставшиеся 510 захоронений, на что потребуется примерно 8-10 лет, как говорят археологи. И что это даст? А если тех останков там нету? В Минске 13 мест массовых расстрелов, и это совершенно не значит, что польские офицеры расстреляны именно в Куропатах. Тогда была методика такая: одну партию расстреливали в Куропатах, одну - в Тростенце, одну - в Лошице. Нужно искать везде.

А вот какие аргументы у польской стороны: "польская общественность уверена, что захоронение именно в Куропатах". Так польская общественность и не знает другого места расстрелов в Минске, кроме Куропат. Надо было ей консультироваться с исследователями, которые бы рассказали другое. Я уверен на 99%, что польские офицеры лежат под городской свалкой в Тростенце. Свалку поставили на этом месте абсолютно неслучайно. И когда мне говорят мои оппонтенты "а документы покажите!", отвечаю, что документов уже нет и никогда не будет.

Здесь только можно проводить следственные действия, искать третьестепенных свидетелей, сопоставлять другие факты. Иного выхода нет, ведь документы КГБ уничтожило. И по местам захоронений нигде не открыли доступ к документам, даже в России (только по отдельным местам открывали, и доступ к архивам там был до недавнего времени свободен). Поэтому как можно начинать эксгумацию в Куропатах, не имея для этого никаких оснований?

Не с Куропат надо начинать! Давайте сначала исключим варианты в других местах. Но польская сторона не хочет и слышать об этом. По крайней мере, от меня они дистанцируются, начиная с посольства Польши. В интерьвю БелаПАН и "Радыё Свабода" я уже высказал свое предложение польской стороне, но, думаю, никакой реакции от нее не последует. Они упорно идут в направлении, которое считают правильным, и больше их ничего не интересует, думая, что им виднее из Варшавы. Это меня поражает больше всего.

Приведу еще один пример. На пресс-конференцию, которую недавно я провел в Куропатах, я пригласил и телеканал "Белсат". Но Варшава не утвердила им это задание, вопрос так и не осветили. Потому что телеканал финансирует МИД Польши. И мне стыдно за независимые СМИ, которые не приходят из-за того, что, оказывается, не могут освещать тему… В тот день мне показалось, что "Белсат" мало чем отличается от государственных СМИ - "СБ" и других.

Получается, приехал Кунерт, переговоры - только на уровне официоза, совместная беларусско-польская комиссия по изучению сложных проблем по аналогии с Россией, но, извините, а где сложные проблемы, если никого из исследователей туда не пригласили даже в роли консультанта? Ладно Кузнецов, хоть он и единственный дипломированный специалист по репрессиям в Беларуси, защитивший в Томске в 1992 году дисссертацию "Массовые репрессии в СССР в 30-е годы. Реабилитация жертв террора". Но археологи? Если можно обходиться без них и без меня, то обращайтесь тогда к кандидату сельскозяйственных наук!

Дистанцируясь от исследователей, польская сторона, вместе с тем, тесно контактировала с Консервативно-христианской партией БНФ. И самое интересное, что все делегации на высоком уровне, которые приезжали в Куропаты в прошлом году, сопровождал Беленький. Эта партия три года "мочит" меня за то, что я был инициатором установки памятного знака… офицерам польской армии. А теперь ее представитель сопровождает лиц, которые принимают решения по эксгумации. Где логика? Просто исключено в дипломатической практике отдавать приоритет какой-то партии, и не консультироваться со специалистами. И вот результат!

Мы так и не получили ответа по визиту Кунерта. И главное, что польская сторона не задумывается над историческим вопросом: если беларусская власть в условиях полного отрицания репрессий на своей территории дает добро на проведение эксгумации в Куропатах, значит, она уверена, что там ничего не найдут. В противном случае не было бы ни разрешения, ни рассмотрения вопроса на высоком уровне - министров МИД.

Озвучу несколько аргументов, почему в Куропатах не найдут останков польских офицеров. Первый аргумент: проводились, как я и говорил, две эксгумации, во время которых вскрывалось 18 захоронений в разных местах Куропат, и ни в одном из них не было знаков отличия, пуговиц, документов польских офицеров. Это формальный признак.

Второй аргумент: в Куропатах - 510 могильных впадин, и когда проводилось вскрытие захоронений еще в 1988 году, археологи пришли к однозначному выводу - все захоронения в предыдущие годы уже раскапывались. И представала такая картина: допустим, три захоронения с останками, а рядом - такие же могильные впадины, но останков в них уже нет.

Поэтому, даже если предположить, что офицеров польской армии расстреляли в Куропатах (а они были военнопленными гражданами другого государства), это как раз такое преступление, которое подпадает под срок давности. И ямы вычищали так профессионально, что не оставалось ни одной косточки…

Кроме того, в Минске много мест захоронений, а свалка в Тростенце насыпана в 1956 году на самом святом для беларусов месте - лагеря смерти. Последнее просто необъяснимо, и над этим стоит задуматься полякам.

Елена Борель, ЕвроБеларусь

Дополнительная информация