За ўратаваньне Мэмарыялу - Игорь Кузнецов: Можно ли лгать об "увековеченной памяти", когда нога ни разу не ступала в Куропатах?

Игорь Кузнецов: Можно ли лгать об "увековеченной памяти", когда нога ни разу не ступала в Куропатах?

Четверг, 06 Август 2015. Новости

Памятный знак жертвам сталинизма в Минске так и не сверг бюст Феликса напротив КГБ. Первый "ходатай" за расстрелянных отцов уже отправился к ним, второй еще стойко сражается за право на память.

Игорь Кузнецов: Можно ли лгать об

На днях стало известно, что министр культуры Беларуси Борис Светлов заблокировал установку мемориального знака жертвам сталинизма в Минске. Казалось бы, удивляться нечему, ведь его коллега, министр МВД Игорь Шуневич щеголял на военном параде 9 мая в форме комиссара НКВД и позже даже поведал прессе о сакральности галифе с бирюзовыми лампасами: "В этой форме коллеги совершали подвиги и умирали". В детали подвигов он углубляться не стал, но очевидно одно: пока дух Кобы незримо витает над высшими эшелонами власти, напоминание о злодеяниях сталинизма вряд ли появится в центре нашей столицы.

Мемориальный знак планировали установить на улице Городской Вал. Добиться его появления до сих пор пытается общественный деятель Владимир Мазаник, отец которого - Иван Данилович Мазаник - был расстрелян в 1941 году, место его захоронения неизвестно. 86-летний пенсионер тратит свое здоровье на обивание порогов ведомств и переписку с властями, но глава Минкульта холоден к инициативе старика.

Почему так происходит, и чем мог быть мотивирован отказ министра, отец которого, что немаловажно, прошел через ГУЛАГ? За комментарием по этому поводу Служба информации "ЕвроБеларуси" обратилась к свидетелю данной истории - самому авторитетному исследователю сталинских репрессий в стране, кандидату исторических наук Игорю Кузнецову.

- Игорь Николаевич, поделитесь с нами подробностями странного отказа министра.

- Предыстория этого дела началась лет 15 назад. Был такой Валентин Поборцев, уже покойный. Его отца расстреляли, и он писал во все инстанции - в Совмин, в Администрацию президента, ходил туда на все приемы с просьбой разрешить установить в Минске памятный знак жертвам репрессий - в скверике, где стоит бюст Дзержинского, напротив КГБ.

Поборцев был из Осипович, и постоянно мотался сюда, отдал последние годы жизни на то, чтобы решить этот вопрос. Но он так ничего и не добился, умер лет пять назад.

Начатую им "эстафету" последние два-три года продолжает Владимир Иванович Мазаник, отца которого тоже расстреляли. Поборцев и Мазаник друг друга не знали. Но последнему точно также пришлось пройти через все инстанции. Он был на приеме у помощника президента Янчевского, тот на словах согласился с необходимостью установки памятного знака, но никаких письменных подтверждений не дал.

Затем Мазаник написал письмо в Министерство культуры и получил ответ за подписью замминистра, что такой знак может быть установлен в соответствии с действующим законодательством. Там даже было указано, что возможным местом установки может быть Городской Вал, то есть, территория между "американкой" и "Володаркой".

Спустя несколько месяцев Мазаник снова обратился по поводу реализации этого вопроса, и ему ответил уже министр культуры Светлов. Общеизвестный факт, что его отец - Владимир Иванович Светлов, известный режиссер, который активно участвовал в мемориальных делах. Но министр ответил, что установка в Минске такого знака нецелесообразна в связи с тем, что память должным образом увековечена в Куропатах, где установлен мемориальный знак.

Какой мемориальный знак? Государство не устанавливало знаков в Куропатах. Это просто наглая ложь, по-другому нельзя назвать!

После этого Владимир Мазаник записался на прием к председателю Мингорисполкома, и я с ним ходил туда, это было в апреле. Опять его выслушали, он опять рассказал, что на Лубянке такой знак установлен, и во всех бывших советских республиках есть такие знаки в память о репрессированных, но только Беларусь - исключение. И, учитывая, что Куропаты - лишь одно место захоронений, а вокруг Минска их - 13, по Беларуси же - более сотни, такой знак просто необходим детям и внукам убитых, ведь негде поклониться праху отцов.

На приеме сидели чиновники, которые выслушали и сказали: да, мы будем думать. Ровно через месяц пришел ответ, один в один дублирующий предыдущий, за подписью Светлова: установка данного знака нецелесообразна, а в урочище Куропаты установлен памятник. Даже не знак, а памятник! Есть ли предел маразму и наглости чиновников? Все, что установлено в Куропатах - дело рук общественности, государство ничего там не устанавливало! Но даже то, что там установлено, сегодня не может в полной мере увековечить память… И вот, недавно начался третий этап этой истории. В начале июня Мазаник записался на прием к главе Администрации президента Косинцу, и меня тоже записал. Я на прием не попал, меня вычеркнула служба безопасности. На этом приеме сидели все ответственные за принятие решения, в том числе, товарищ Карпенко - запред Мингорисполкома, он же - первый секретарь Компартии Беларуси, которая не признает факта репрессий...

Письменного ответа Владимир Мазаник еще, по-моему, не получил. Но у меня нет никакх сомнений, что этот документ будет в том же духе, что и предыдущие. Ответ будет написан, возможно, в другой форме, но то, что он будет отрицательным, несомненно.

В свое время, когда было 70-летие Большого террора - в 2007 году, мы писали письма об увековечивании памяти жертв репрессий на имя главы правительства, КГБ и так далее, но они дружно спихивали наши обращения друг другу, и проблема осталась нерешенной.

А ведь юридически еще в 1989 году было принято постановление Совета министров БССР увековечить память расстрелянных в Куропатах, и одним из пунктов было создание мемориала. В прошлом году этому постановлению исполнилось уже 25 лет, но оно так и не выполнено. Зато в ответах товарища Светлова и других, написано, что у нас, оказывается, все сделано!

- Почему чиновник, у которого прошел через ГУЛАГ родной отец, не идет навстречу родственникам жертв репрессий?

- Я бы ему сказал в глаза, если бы где-то встретил, о том, что он - человек без совести. По одной причине: он - чиновник, который выполняет свои обязанности и формально вроде бы ничего не нарушает, а отписки входят в его компетенцию. Но можно ли лгать о том, что должным образом память увековечена, когда его нога ни разу не ступала в Куропатах? При этом вокруг Куропат вертится куча событий: "Бульбаш-холл", сокращение охранных зон, акты вандализма (ни один из которых не был расследован и доведен до конца).

С юридической точки зрения, ему можно было бы предъявить претензии через суд в связи с тем, что в ответе содержится информация, не соответствующая действительности. Пусть приедет в Куропаты и ответит на вопрос: как он подписывал ответ, в котором содержатся слова про установленный знак и, главным образом, "должным образом увековечена в Куропатах"? Но ведь Куропаты - это одно из сотен (!) мест расстрелов на территории Беларуси, и у людей нет возможности хотя бы символически в Минске (в конце концов, в любом месте города) положить к знаку цветы и почтить память своих родственников. Это общепринятая мировая практика - в столицах стран всегда есть мемориальные знаки и не только на местах конкретных захоронений. А у нас этого нет.

О парадоксах подготовки третьей эксгумации в поисках Беларусского катынского списка по инициативе Польши и цинизме переговоров госструктур - читайте в продолжении беседы с историком Игорем Кузнецовым в ближайшие дни на EuroBelarus.Info.

ЕвроБеларусь

Дополнительная информация